Марина Цветаева





В сорок четыре года вдовец Иван Владимирович Цветаев, на руках которого были маленькие дети Андрей и Валерия, второй раз сочетался законным браком - взял в жены двадцатидвухлетнюю девушку пианистку Марию Александровну Мейн. Почти ровно через год после венчания, в конце сентября 1892 года, Мария родила девочку - Марину.

Радость рождения была омрачена разочарованием юной матери - она ждала мальчика и даже придумала ему имя - Александр. К тому же колыбель да пеленки грозили оторвать Марию Мейн от главного в жизни - музыки. Поэтому едва дети (в 1894-м на свет появилась младшая дочь Анастасия) подросли, матушка передоверила их гувернанткам, взяв под свой пристальный контроль лишь одно - музыкальное образование. Но часы за гаммами у рояля останутся самыми неприятными воспоминаниями детства, а отвращение к игре (не к музыке, а именно к музицированию) будет преследовать Марину всю ее жизнь. И хотя исполнительское мастерство девочка осваивала довольно быстро, к семи годам в ее жизни произошло открытие, которое все больше уводило от звуков, извлекаемых музыкальным инструментом, в сторону звуков и образов литературной речи.

Складывание слов в рифмы в четырехлетнем возрасте, казавшееся матери детской забавой, со временем превратилось для ребенка в необходимость. Открытие слова, восторг пред музой Пушкина (Марина "влюбилась в Онегина и Татьяну... в Татьяну немножечко больше") - все это совпало со странной любовью Марины к старшей сводной сестре Валерии.

Мать пыталась пресечь "бумажную страсть" дочери, прятала бумагу и письменные принадлежности, полагая - нет бумаги, нет и стихов. Но стихи жили, заполняя пространство маленькой Марины. С походами в гимназию на Садово-Кудринскую в ее жизнь пришла старая Москва. Стены уютного отцовского дома на Трехпрудном расширились за пределы Садового кольца.

В 1902 году у Марии Александровны Мейн стал стремительно развиваться туберкулез. Лечение за границей, куда переехала семья, не помогло. Странствия по курортам закончились смертью матери в июне 1906 года. Последовало возвращение в Москву.

Марина продолжила обучение в гимназии фон Дервиз, откуда была исключена в 1907 году. В 16 лет, заявив, что собирается продолжить во Францию, она отправилась в Париж. Новые впечатления торопились воплотиться в стихи... Принимая такие самостоятельные решения, к 1910 году Марина полностью вышла из-под влияния отца.

Под впечатлением юношеской влюбленности в поэта Владимира Нилендера, восемнадцатилетняя Марина решается привлечь его внимание книгой своих стихов и издает на деньги отца, знаменитого основателя Русского музея, свой первый сборник "Вечерний альбом". Рассылает его в редакции литературных журналов. На книжку последовало невероятное для поэтической премьеры количество откликов - Валерия Брюсова, Ильи Эренбурга, Николая Гумилева и Макса Волошина.

Так легко Марина вошла в литературное пространство "серебряного века". Спустя несколько дней к ней в Трехпрудный явился с комплиментами Макс Волошин, она заявила отцу, что гимназия ей - поэтессе - ни к чему и оставила учебу. Именно у Волошина в Коктебеле она встретит своего избранника Сергея Эфрона. Они обвенчаются в январе 1912 года. В этом же году выйдет в свет сборник Цветаевой "Волшебный фонарь" и увидит свет первая дочь Марины - Ариадна...

Семейную идиллию Цветаевой разрушит встреча с Софией Парнок. Знакомство Марины и Софии состоялось глубокой осенью 1914 года в доме подруги Парнок переводчицы Аделаиды Герцык. В это время Парнок была более известна как открытая лесбиянка, чем поэтесса. Ну, может быть, благодаря публикациям в петроградских изданиях она заработала известность критикессы.

Связь Марины и Софии была первым опытом физической лесбийской любви для Цветаевой. Но Марина ждала большего, а "это было только физическое". В сознании Цветаевой не укладывалась возможность подобного расщепления любви. Физическая привязанность не могла, это следовало из чувственного опыта Цветаевой, иметь только плотское олицетворение. Для опытной же лесбиянки Парнок все было гораздо проще с пониманием эмпирического воплощения чувства.

Около полутора лет Парнок и Цветаева были лесбийской парой. Они вместе посещали литературные вечера и салоны. "Обе сидели в обнимку и вдвоем, по очереди, курили одну папироску" (П.Сувчинский). Пик их романа приходится на весну-лето 1915 года. Цветаева оставила ребенка с гувернанткой и отправилась с Парнок сначала в Коктебель, а затем в Святые Горы в Малороссию, в Ростов Великий...

В конце 1915 года Цветаева после недолгого пребывания в Москве вновь оставила семью и поехала с Парнок в Петроград, где София своим волевым решением ввела Марину в число редакторов "Северных записок", журнала левого толка, издававшегося состоятельной русско-еврейской семьей - Яковом Сакером и его бисексуальной женой Софией Чайкиной. Новый 1916 год Марина с Софией также встречали в Петербурге у Сакера и Чайкиной.

В начале января Михаил Кузмин организовал в доме кораблестроителя Акима Каннегисера вечер, на котором Цветаева с успехом прочла свои стихи. На собрании присутствовал широкий круг питерских гомосексуалов во главе с Кузминым, а также Осип Мандельштам (ему Марина симпатизировала и не стеснялась кокетничать) и Сергей Есенин... После этого вечера между Софией и Мариной произошел разрыв. Парнок в дом Каннегисера не поехала, сказавшись больной, но пообещала дождаться Марину с впечатлениям. Цветаева торопилась к приболевшей, а потому ушла с вечера раньше срока, не выслушав музыкальных упражнений Кузмина. Вернувшись, она обнаружила, что София спит.

На утро случился ставший обычным для Марины и Софии скандал. Марина немедленно вернулась в Москву, надеясь, что София сделает все, чтобы восстановить отношения. Но через месяц, устав ждать примирения, она сама поспешила к Парнок и обнаружила у постели больной поэтессы другую женщину.

Своенравной Марине была нанесена жестокая обида, о которой она не забыла до конца дней, превратив свой скоротечный роман в цикл стихов "Подруга".

Ожесточение против Парнок осталось навсегда... Она никогда не отказывала себе в удовольствии при случае устно и в письмах посылать в бывшую любовницу, "о смерти которой теперь не пожалела бы ни секунды", стрелы колкостей.

Как будто в отместку Соне, так ласково она называла Парнок, в качестве своей второй любовницы Марина выбирает... Сонечку. Теперь уже она чувствует себя "старшей сестрой" и наперсницей юной Сонечки Голлидэй, подающей надежды актрисы второй студии Художественного театра. Познакомились они в первой половине 1919 года. Марине было 27 лет, а "маленькая девочка, "живой пожар" была на четыре года младше подруги. История их любви описана Цветаевой в "Повести о Сонечке". Ей же был посвящен цикл 1919 года "Фортуна", для нее написаны роли в пьесах "Приключение", "Каменный ангел", "Феникс" и "Фортуна".

Но любимая Сонечка поступила еще более неожиданно, чем "на время" оставленная Мариной Соня. После гастролей по провинции, откуда она писала Марине трогательные, полные любви письма, Голлидэй просто больше никогда не зашла к Цветаевой.

На внезапный разрыв Марина ответила с удивительным равнодушием. И "Повесть о Сонечке" села писать только летом 1937 года, когда письмо от Ариадны принесло ей весть о смерти Голлидэй - она умерла от рака двумя годами раньше в Новосибирске (там едва вспыхнувшая звезда МХАТа играла травести).

Некоторые исследователи жизни и творчества Цветаевой и Парнок приводят факты возможного продолжительного романа Парнок и Голлидэй. Возникла эта связь двух Сонечек до встречи Парнок и Цветаевой или уже после, неизвестно. Но Цветаева невольно обвенчала своих таких разных любовниц все в той же "Повести о Сонечке" и в "Письме Амазонке".

"Письмо к Амазонке", написанное Мариной Цветаевой в 1932 году, стало своеобразным эссе об уничтожении в себе лесбийской любви.

Любовь к амазонке, которую теперь предстояло развенчать, Марина испытала еще в юности. Это была "любовь с первого взгляда" к амазонке Пенфесилее. Всего лишь гипсовому слепку с античной скульптуры в Германии - образу могучей, мужественной девы-воительницы, воплощающий тот тип женщины, к которому Цветаеву влекло всю жизнь.

Позже, с появлением с Сонечки Голлидэй, Марина наконец сама идентифицирует себя с этой воинственной амазонкой.


С мужем и детьми в Праге, 1925 г. В эмиграции Цветаева посетит несколько вечеров известной феминистки Натали Клиффорд Барни и будет обсуждать с ней темы лесбийской любви. Полемике с Барни и идеям, изложенными в ее книге "Мысли Амазонки" (1920), как раз и посвящено "Письмо к Амазонке", где можно заметить некоторые элементы лесбофобии... "По Цветаевой тотальная трагедия лесбийских взаимоотношений заключается в невозможности иметь ребенка, зачатого обеими, общего ребенка", - отмечает искусствовед и исследователь лесбийской субкультуры России Ольга Жук.

Впрочем, нельзя оставлять в стороне и тот аспект критики лесбийских отношений в "Письме к Амазонке", в котором есть отголоски личной неприязни Цветаевой к Барни. Она обещала помочь Цветаевой с публикацией ее сочинений во Франции, но в итоге потеряла ценную рукопись. По справедливому мнению Дианы Л. Бургин, "Письмо..." Цветаевой адресовано сразу двум обманувшим ее чувства реальным амазонкам - Натали Барни и Софии Парнок. Тем более что черты сходства любовной истории "Письма к Амазонке" с взаимоотношениями Марины и Софии очевидны. Но, предрекая в "Письме..." смерть старшей женщины - "одинокой" и "гордой", Цветаева обрекала себя на еще большее, почти вселенское одиночество, о котором она, сочиняя письмо, еще вряд ли подозревала.

Эти неестественные для художника одиночество и страх ("Не осталось ничего, кроме страха за Мура (сын Цветаевой)") охватят ее в эвакуации в августе 1941 года. Отправив к соседям шестнадцатилетнего Мура, она запечатает в конверты три письма и повесится у выхода из старой избы, в которой им предстояло жить.

Марина Цветаева, чье творчество, преданное забвению после ее смерти, в полной мере вернулось к российскому читателю только с начала 1990-х годов, в сущности, всегда любила женщин. Она была лесбиянкой, в ее жизни романы с мужчинами становились лишь способом мести неверным "подругам".

Мир творчества Цветаевой насквозь пропитан гомоэротическими желаниями и движется навстречу однополому сексу. Но талант Цветаевой был гораздо шире того пространства, которое можно было осмыслить в границах лесбийской сексуальности. Да и сама Марина, называвшая себя "...неистовым источником ересей", вышла за пределы одной только лесбийской традиции. В отличие, например, от Софии Парнок, которая сознательно выбрала путь первой и самой последовательной лесбийской поэтессы "серебряного века".







Источник: http://www.gay.ru


Posted on June 21, 2013


Timbuktoo -

А вот еще. Меня разрывает на тысячу хомячков! С одной стороны, я вот недавно прочла комментарий в одном детском сообществе. Одна мама жаловалась, что ее восьмилетняя дочка не очень активная, не любит никаких подвижных игр, спрашивала, как заинтересовать ребенка.


Posted on October 11, 2014

"У женщины всегда есть выбор: феминизм или мазохизм" - Типы феминизма (американская классификация)

07:46 pm - Типы феминизма (американская классификация) Я когда-то эту классификацию уже видела, а сейчас об ней напомнила maryxmas . Она находится вот здесь: Что такое феминизм? В этом тексте важны две вещи.


Posted on November 2, 2010

Cайт про мужчин-домохозяев

На земле в настоящее время проживает немалое количество народностей, где в основе социальных отношений лежит матриархат. Такие сообщества имеются в Индии, Руанде, Бурунди, Заире, Конго.


Posted on August 30, 2015